Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция по зоологии Коллекция по зоологии Коллекция: мировая художественная культураКоллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образования

Каталог ресурсов » Степи и прерии » СТАЙНЫЙ


Лошадь Пржевальского (лат. Equus Przewalskii)
Это животное полностью вымерло в дикой природе и сохранилось только благодаря зоопаркам и питомникам.
 
Отряд Непарнокопытные
Семейство Лошадиные
Род Лошади
Питание Растительноядное
Социальное поведение Стайный
Характеристики размножения Живородящее животное
Тип развития Развивается без метаморфоза
Образовательный уровень Базовый курс, Самообразование
Источники floranimal.ru


Лошадь Пржевальского


Если не считать экспериментов по реинтродукции, насчитывающих чуть более десяти лет, единственный доживший до наших дней вид диких лошадей сегодня существует только в неволе – в последний раз в дикой природе этих животных видели в 70-е годы XX века. На 1 января 1971 года в зоопарках и заповедниках всего мира насчитывалось 182 лошади Пржевальского, сегодня их поголовье приближается к тысяче. Но все они являются потомками горстки диких лошадей, отловленных в Центральной Азии в конце XIX – начале XX веков, и кобылы Орлицы, подаренной правительством Монголии К.Е.Ворошилову в 1947 году.

В облике лошади Пржевальского сразу бросаются в глаза признаки настоящего дикого зверя: стоячая грива (в отличие от, к примеру, длинных висячих грив американских мустангов, ведь мустанги являются не дикими лошадьми, а одичавшими домашними), единообразие окраски (масть лошадей Пржевальского можно описать как саврасую, наряду с мышастой и каурой это аналог дикого «зонарного» окраса у собак), в экстерьере – преобладание степной функциональности над эстетикой домашних пород (короткая оленья шея, низкая широкая холка, прямая спина). Лошадь Пржевальского плотного сложения, с тяжелой головой, толстой шеей, крепкими ногами и небольшими ушами. Хвост по сравнению с домашней лошадью короткий, верхняя часть репицы покрыта довольно короткими волосами, и только с середины ее начинают расти волосы «полноценной» длины. Этот хвост, уклоняясь от формы пышного хвоста домашней лошади, как бы приобретает черты хвоста-«кисточки» осла или кулана. Грива короткая, стоячая, челки нет. Окраска песчано-желтая или рыже-желтая, наиболее яркая на голове, шее, холке, спине и крупе, и заметно более светлая, беловатая на животе, внутренних сторонах ног и часто у глаз и на конце морды. Грива и хвост буро-черные, но по краям их растут пряди того же рыжеватого цвета, что и шерсть на шее и крупе. Нижние части ног, начиная со скакательных и запястных суставов, буро-черные, как и грива с хвостом. Такого же цвета полоса-«ремень» проходит посредине спины от гривы до корня хвоста. Летом волос короткий, плотно прилегающий и окраска яркая. Зимой волос длинный, густой и окраска его светлее и грязнее летней, спинной ремень в передней части слабо заметен. Длина тела 220–280 см, высота в холке 120–146 см, масса – 200–300 кг.

Великий русский путешественник и исследователь Центральной Азии Н.М.Пржевальский в 1879 году впервые открыл эту единственную ныне живущую дикую лошадь в Северо-Западном Китае, недалеко от границы с Монголией. Когда-то лошадь Пржевальского была распространена от Северо-Западного Китая и Юго-Западной Монголии до Западного Казахстана. Однако уже в конце прошлого века, в момент открытия Н.М.Пржевальского, ареал ее на севере был ограничен Монгольским Алтаем, на юге – Восточным Тянь-Шанем. На западе ареал доходил примерно до 86° в. д., а на востоке – до 95° в. д. Таким образом, эта лошадь обитала в труднодоступном районе Китая и Монголии, который издавна имеет географическое название Джунгария. В середине 40-х годов XX века, когда удалось вновь обследовать район обитания дикой лошади, ее ареал, по сравнению с тем, что было известно, сократился примерно вдвое. Лошади Пржевальского в то время держались к северу и югу от хребтов Байтаг-Богдо-Нуру и Тахиин-Шара-Нуру, на границе Китая и Монголии. Интересно, что лошадь Пржевальского на монгольском языке называется тахи, так что название одного из этих хребтов можно переводить, как «хребет дикой желтой лошади». В 40-х годах в этом районе не только встречали табуны диких лошадей, но и поймали нескольких жеребят, одна из кобылок была подарена правительству СССР и поступила в питомник Аскания-Нова под именем Орлица III.

Вот как выглядела жизнь и среда обитания лошадей Пржевальского. «Лошадь Пржевальского живет в полупустыне, отчасти пустыне на высоте от 700 до 1800 м над уровнем моря. Местность эта холмистая или представляет собой пологие склоны невысоких гор, прорезанные многочисленными крупными и мелкими сухими водотоками и оврагами. Почва каменистая, пески нигде не образуют обширных массивов. В понижениях обычны глинистые такыры, иногда пухлые солончаки и небольшие горько-соленые озерки. У подножий хребтов, что очень важно для лошадей, многочисленны родники и небольшие ручьи, исчезающие в низовьях и часто пересыхающие. Большое количество открытых источников воды особенно важно, потому что климат Джунгарии засушлив и исключительно континентален. В год выпадает не больше 200 мм осадков, при этом очень неравномерно по годам. Весна крайне сухая, и первые дожди выпадают только в июне. Часты сильные, иссушающие ветры, переходящие в пылевые бури, и суточные колебания температур достигают 25°. В результате здесь не развиваются эфемеры и зеленая трава появляется очень поздно – не раньше середины апреля. Лето жаркое (до 40° С), но не чрезмерно, так как местность значительно поднята над уровнем моря, и относительно часты дожди (летом выпадает 90% годовых осадков), обычно в виде ливней. Поэтому самыми богатыми пастбища бывают в августе, когда развиваются однолетники. Зима солнечная, бесснежная, днем не холодно, но ночью нередки морозы до -35°. Сухая осень и зима хорошо сохраняют растения на корню, и пастбища зимой богаты сочными кормами. Там, где обитает лошадь Пржевальского, господствуют солянковые полупустыни, покрытые ежовниками, нанофитоном, полынью, а по склонам гор и холмов – сухие ковыльковые степи. В понижениях обычны саксаульники. Вдоль сухих водотоков растут высокие куртины чия и кусты караганы. На песчаных буграх – тамариск и селитрянка. Такое разнообразие мест обитания позволяет лошади Пржевальского совершать лишь небольшие сезонные кочевки, и, вероятно, это послужило важной причиной сохранения ее именно в этом районе. Зимой и весной она держится в северных участках, где есть пятна снега, пастбища более сочные и можно найти укрытия от частых пылевых бурь. Летом лошади уходят на юг, где в это время после дождей развиваются сочные растения и мелкие озера наполняются водой. Если год выдается засушливым, лошади держатся около ключей или ручьев, которые летом всегда имеют воду из-за высокого залегания грунтовых вод в Джунгарской Гоби. Размах сезонных кочевок лошадей в настоящее время не превышает 150–200 км по прямой. В прошлом, когда лошади доходили зимой до Монгольского Алтая и Восточного Тянь-Шаня, он был примерно в 2 раза больше. Вместе с тем, табуны лошади Пржевальского очень подвижны и постоянно перемещаются, не задерживаясь долго на одном месте. Это определяется как относительно скудными зимними пастбищами, так и неравномерным по территории выпадением осадков, что приводит к пятнистому распределению растительности. Постоянная жизнь кочевника, вероятно, привела к выработке большой выносливости лошади Пржевальского. Табуны лошади Пржевальского состоят из 5–11 кобыл и молодых под водительством жеребца. Об образе жизни их известно очень мало». В конце XIX века в Джунгарской Гоби несколько раз встречал диких лошадей путешественник Г.Грумм-Гржимайло. Он писал, что «дикая лошадь – житель равнинной пустыни и выходит на пастьбу и водопой ночью; с наступлением же дня возвращается в пустыню, где и остается отдыхать до полного захода солнца...». Одну из своих встреч с табуном он описывал так: «Я стал с большой осторожностью подниматься на бугры. Наконец, с одного из них, шагах в 800, я увидел табун в восемь лошадей, в числе их был и жеребенок. Лошади не шли гурьбой, а придерживались одной линии. Своими движениями и видом точь-в-точь напоминали наших домашних лошадей, когда те в жаркий день тянутся одна за другой в лесок или на водопой или с заходом солнца идут по деревне, направляясь к своим дворам. Лениво покачиваясь, помахивая хвостами и пощипывая попадавшийся камыш, они тихо брели...». Несмотря на свой небольшой рост, лошадь Пржевальского очень сильная. Из драк с домашними лошадьми дикие жеребцы всегда выходят победителями. Д.Цэвэгмид писал, что кобыла дикой лошади легко справлялась с волком.

Уже через несколько лет после открытия лошади Пржевальского были предприняты попытки поймать живыми диких лошадей и привезти их в Европу. По просьбе известного специалиста по млекопитающим Е.Бихнера, а также создателя и хозяина заповедно-акклиматизационного парка Аскания-Нова на юге Украины Ф.Фальц-Фейна исследователь Центральной Азии Д.Клеменц взялся за организацию этого трудного дела. Через купца Н.Ассанова в г. Кобде были найдены два опытных охотника – Власов и Захаров, которые впервые весной 1898 году в Джунгарской Гоби поймали новорожденных жеребят. Жеребят привели в Кобдо, однако по недосмотру они были напоены не кобыльим, а овечьим молоком, и три из них пали, вскоре пал четвертый. Летом того же года Д.Клеменц купил в Джунгарской Гоби у торгоутского вана (князя) двух гибридных жеребят, происходящих от домашней лошади и дикого жеребца. Весной 1899 года охотники Н.Ассанова поймали еще 6 кобылок и одного жеребчика, из которых 5 кобылок осенью были отправлены в Бийск; туда же отправили и гибридных лошадей торгоутского вана. В Бийске их ждал Е.Бихнер, с большими трудностями доставивший жеребят в Асканию-Нова. Это и были первые лошади Пржевальского, доставленные в Европу. Узнав о первых диких лошадях в парке Аскания-Нова, известный торговец животными в Гамбурге К.Гагенбек подослал в Асканию-Нова своих агентов, которые выведали у служителей парка имена поставщиков лошадей Пржевальского, и в 1901 году отправил представителей своей фирмы в Бийск, где они и уговорили Н.Ассанова отдать им 28 жеребят. На следующий год ими было куплено еще 11 жеребят. Эти лошади были проданы К.Гагенбеком в различные зоопарки мира. В конце XIX – начале XX века были доставлены в Европу 52 чистокровные лошади Пржевальского и 2 гибрида. Однако только три пары лошадей послужили исходным материалом для разведения лошадей в Европе. В настоящее время все живущие в зоопарках и питомниках мира лошади Пржевальского, кроме Аскании-Нова – потомки этих трех пар. Сведения о родословных и количестве лошадей Пржевальского во всех питомниках и зоопарках мира собраны в специальных племенных книгах, издаваемых ежегодно в Праге. Страны, владеющие лошадьми Пржевальского, взяли на себя международное обязательство всемерно содействовать умножению поголовья этого животного, имеющего исключительный научный интерес.

Каковы «отношения» домашней лошади и лошади Пржевальского, что это, разные виды или подвиды одного вида? Мнения на этот счет существовали разные, но ведь и вид является наиболее сложным в определении таксоном. Во всяком случае в скрещивании с домашними лошадьми лошадь Пржевальского дает плодовитое потомство. Однако советский палеонтолог В.Громова еще в середине прошлого века на основании изучения эволюционных изменений скелета и зубов различных живых и ископаемых представителей семейства лошадиные сделала вывод: лошадь Пржевальского – отдельная от европейских лошадей ветвь, которая в своем развитии «пошла своим путем». Этому способствовало в том числе и то, что на протяжении плейстоцена и голоцена климат в Центральной Азии оставался более стабильным, чем в Европе. Позднее то, что лошадь Пржевальского – не «бабушка», а скорее «тетя» домашних лошадей, подтвердилось и тем, что у них разное количество хромосом: у лошадей Пржевальского 66, а у домашних лошадей – 64. Правда, более детальное изучение показало: по своему строению хромосомный набор лошади Пржевальского выглядит так, будто «дополнительная» пара образовалась расщеплением пары «стандартных» хромосом на две пары – форма хромосом 32-й и 33-й пар напоминает букву «V», а у домашней лошади хромосомы из 32-й пары похожи на букву «Х». Тем не менее, при исследовании ДНК митохондрий выяснилось, что лошади Пржевальского имеют уникальные генетические маркеры, не встречающиеся ни у одной породы домашних лошадей, даже у монгольской, с которой они веками жили бок о бок. Последнее решение ученых – считать лошадь Пржевальского отдельным видом.

Многие десятилетия мечтой зоологов было вернуть лошадь Пржевальского в дикую природу, в ее естественную среду обитания. Ведь кроме всего прочего животные, из поколения в поколение обитающие в неволе, даже если это просторный вольер, а не клетка, теряют свойства, присущие своему виду, теряют приспособленность к жизни в природе. Это особенно важно для лошадей, ведь для них, даже домашних, движение – это жизнь. Дикие лошади проходили десятки километров каждый день. Они умели избегать множество опасностей, встречавшихся им на пути – недаром все исследователи отмечают их чуткость. А в условиях зоопарка тонконогие и резвые хозяева степей рискуют выродиться маленьких кудлатеньких кургузеньких лошадок с признаками одомашнивания на подобие белых отметин и висячих грив. И вот в 90-е годы проект по возвращению лошадей Пржевальского на родину был запущен. С 1992 года они живут на воле в национальных парках Хустан-Нуру (Монголия) и Тахин-Тал (Китай) – естественно, под наблюдением ученых. В 2005 году в обоих национальных парках насчитывалось около двухсот диких лошадей.

« вернуться

версия для печати  


Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer